0b4369c2

Будущее Сирии в их руках

Сирия

Интересы Турции, России и Ирана в Сирии противоречат друг другу. И тем не менее, они договариваются о будущем Сирии, пишет в статье на сайте Die Zeit корреспондент издания Циа Вайзе.

«На саммите в Анкаре Владимир Путин, Хасан Рухани и Реджеп Тайип Эрдоган попытались сигнализировать о способности совместно работать над решениями по Сирии — несмотря на существующие разногласия», — говорится в статье.

«Москва и Тегеран поддерживают сирийского президента Асада. Точка зрения Анкары ближе к позиции ее западных союзников и не связывает будущее страны с Асадом», — передает Die Zeit.

«Три государства объединяет одно: именно они определяют следующие шаги, которые будут сделаны в сирийском вопросе, поскольку сдержанность Европы на Ближнем Востоке и запутанная внешняя политика США при президенте Дональде Трампе оставили там дипломатический вакуум. Послевоенное устройство Сирии находится сегодня в ведении России, Ирана и Турции», — констатирует Вайзе.

Одним из приоритетных вопросов на саммите стала деэскалация. В ходе пресс-конференции после переговоров их участники заявили, что будут совместными усилиями обеспечивать «спокойствие на земле». «Россия, Турция и Иран являются государствами-гарантами в рамках астанинских переговоров, существующих отдельно от женевских мирных переговоров», — напоминает журналистка.

Главы трех государства обсудили расширение зон деэскалации и усилия, направленные на создание новой сирийской конституции и продолжительного перемирия.

«Единство демонстрировали прежде всего Анкара и Москва; за день до саммита Эрдоган и Путин дали старт строительству АЭС «Аккую» на юге Турции», — передает автор статьи.

«Однако в Сирии интересы трех стран серьезно разнятся, — говорится далее. — Россия и Иран хотят помочь Асаду восстановить контроль над всей территорией страны. Москва оказывает Дамаску военную помощь, в то время как отряды Корпуса стражей исламской революции и поддерживаемые Тегераном вооруженные отряды «Хизбаллы» стоят на стороне сирийской армии». Кроме того, «Путин хочет гарантировать реализацию чисто российских интересов в Сирии — речь идет, в частности, о военных базах, — и расширить свое влияние на Ближнем Востоке — по возможности, за счет США». «Будущее Сирии тесно связано с мечтой Путина вернуть России статус сверхдержавы», — пишет журналистка.

«Сохранение асадовского режима имеет большое значение и для Тегерана: Сирия является важным элементом «оси сопротивления», альянса под эгидой Тегерана, выступающего против израильской и американской ближневосточной политики», — передает Вайзе.

«Турция, со своей стороны, с момента начала войны в 2011 году поддерживает разные повстанческие группы, цель которых — свержение сирийского президента. Эрдоган неоднократно называл Асада террористом. Анкара официально все еще представляет интересы сирийских повстанцев, но приоритеты Турции в целом в последние годы заметно сместились. Для нее теперь важно, чтобы сирийские курды не получили автономии», — говорится в статье.

Турция рассматривает курдские отряды «Сил народной самообороны» (YPG), контролирующие внушительные участки вдоль сирийско-турецкой границы, как террористическую организацию. YPG — это ответвление Рабочей партии Курдистана (PKK), которую классифицируют как террористическую и ЕС, и США. Однако для Запада YPG является важным союзником в борьбе с джихадистами, поясняет автор статьи.

«Во имя безопасности турецкая армия вошла в январе в сирийско-курдский анклав Африн, — говорится далее. — Москва долгое время поддерживала курдов, однако согласилась на турецкую операцию». Иран, между тем, подверг действия Турции критике. На этой неделе Рухани заявил, что присутствие иностранных сил в Сирии без одобрения сирийских властей незаконно.

«Придут ли три государства к согласию по всем вопросам, неизвестно. Ясно одно: Россия, Иран и Турция продолжат наращивать свое влияние», — говорится в статье.

По словам Синана Ульгена из Центра экономических и внешнеполитических исследований (EDAM) в Стамбуле, при отсутствии американской и европейской инициативы миротворческий процесс в формате переговоров в Астане на данный момент является единственной надеждой на политическое решение сирийского конфликта. «Женевские переговоры зашли в тупик, у международного сообщества нет альтернатив», — подчеркнул эксперт.

Однако, замечает в заключение автор, и переговоры в Астане не ведут к успеху: в рамках этих переговоров Восточная Гута была объявлена одной из зон деэскалации, а за последний месяц в результате бомбардировок там погибли более тысячи человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *